Previous Entry Share Next Entry
"Кунстъ и Альберсъ" - торговая империя на Дальнем Востоке
joeck_12
Раскопала вот что…Один из первых немецких сетевых супермаркетов был открыт не где-нибудь, а во Владивостоке во второй половине 19 века. Эта торговая империя просуществовала на Дальнем Востоке более полувека.

Магазин «Кунст и Альберс» был первым в мире супермаркетом, где продавалось все — от продуктов до ювелирных украшений. В сущности, это был не только первый в мире супермаркет, но и торговый центр новой эпохи.





Отдел дамской одежды

1864 год...Владивосток...Уссурийский край и Приморье только-только вошли в состав Российской империи, а весь Владивосток состоял в те времена из 4-5 десятков деревянных домов, в которых жило сотни две рыбаков, охотников и солдат.

Именно здесь, в безлюдной гавани на самом краю света, бросила в 1864 году якорь немецкая бригантина «Мета». Густав Альберс, 26-летний моряк торгового флота из Гамбурга, и его земляк предприниматель Густав Кунст приехали сюда не с праздным интересом…Познакомились Кунст и Альберс незадолго до этого в Шанхае. Им уже было известно, что российское правительство собирается сделать Владивосток важнейшим страгетическим пунктом тихоокеанского побережья. Партнеры сразу угадали, что тут можно в короткий срок заработать большие деньги – ведь регион ввиду своей огромной географической удаленности полностью зависел от импорта товаров. Ввозить нужно было буквально все!



Севернее, у Амура, уже действовали американские, китайские, немецкие и, само собой разумеется, русские купцы и предприниматели.А здесь во Владивостоке еще не было никаких конкурентов. Перспективы для бизнеса были просто сказочные!

Первые 10 лет бизнеса были самыми тяжелым и опасным периодом... Первую партию товаров в русский военный опорный пункт на берегу Уссури Кунсту пришлось переправлять через тайгу, в которой в те времена водилось больше тигров и китайских вооруженных банд, чем мирного населения.

«Дикий Запад» на Дальнем Востоке – примерно так можно охарактеризовать Владивосток той поры. Пара улиц с деревянными домами, несколько трактиров, где водка лилась рекой, где проигрывались в карты жалованья и охотничья добыча, и где ежедневная стрельба были обыденным делом. Улицы, которые было почти невозможно перейти пешью из-за непролазной грязи. За деревянными домами русских лепились одна к другой лачуги корейцев и китайцев, которые работали на многочисленных стройках.


Самое ранее сохранившееся фото Владивостока (60-е годы XIX века)

Но выгода была очевидной. Уже через год, в 1865 году, фирма «Кунст & Альберс» открыла первую бакалейную лавку во Владивостоке. Это была большая деревянная изба, где торговали «американскими спичками, табаком, инструментами, сахаром, чаем, консервами, свечами, платьем и тканями». Но самые большие торговые обороты делались благодаря продаже водки, оружия и пороха.


Самый первый магазин фирмы «Кунст & Альберс» (фото 70х годов XIX века)


Владивосток быстро рос и вскоре стал главной гаванью России на Дальнем Востоке.

Дела шли стабильно, фирма расширялась. Кунсту и Альберсу нужен был добросовестный управляющий, которого они долго искали. В 1875 году им стал приглашенный по рекомендации из Германии 20-летний бухгалтер Адольф Даттан. Весьма деятельный молодой человек, который сразу понравился парт¬нерам по бизнесу деловой хваткой, смышленостью, аккуратностью в делах, стал поистине незаменимым помощником. Именно при нем владения фирмы К&А расширились на весь Дальний Восток. С начала 80-х гг. Кунст и Альберс проводили большую часть времени в Европе, закупая и отправляя для фирмы на Дальний Восток пользующихся спросом товары. “На хозяйстве” они оставили Даттана, и тот не подвел их. Он развернулся так, что даже его более старшие по возрасту компаньоны по бизнесу диву давались. Он отлаживает четкую поставку товаров из Европы и Азии пароходами, открывает новые закупочные конторы в России и отделения торгового дома не только по Приморью, но и на Сахалине, в Хабаровске, а также в Японии. Даттан умел видеть перспективу и очень тонко чувствовал конъюнктуру рынка.

В 1886 г. Кунст и Альберс оформили его совладельцем торгового дома.

Под умелым руководством Даттана в годы расцвета и могущества фирма имела около 40 отделений практически во всех крупных населенных пунктах Дальнего Востока. Даттан применял дальновидную тактику — он совмещал бизнес с щедрой благотворительной деятельностью в той области, где делал деньги, поэтому фирме «Кунст и Альберс» удалось потеснить многих конкурентов. С контрактов на поставку товаров для казенных нужд отчислялись деньги в помощь каторжанам, поселенцам и членам их семей. На деньги КА во Владивостоке была построена гимназия, музей, больница, были учреждены именные стипендии малоимущим студентам Коммерческого училища и Восточного института.

Даттан понимал, что конкуренция с русскими и иностранными фирмами во Владивостоке не имеет перспективы, если торговать только в розницу. Важную роль здесь играли оптовые поставки товаров для нужд армии и других государственных структур. Первой крупной сделкой в этом направлении стало получение Даттаном подрядов на поставки крупных партий продовольствия на Сахалин для нужд тюремного ведомства.


Руководство фирмы в 1880 году (сидят в центре: Альберс, Кунст и Даттан)

В 1891 году на Дальнем Востоке началось строительство Транссибирской железной дороги, что вскоре удешевило и ускорило транпортировку товара.


Альберс, Даттан и сотрудник К&А на фоне сошедшего с рельс поезда (да, раньше такое случалось...)

Это позже, в советские времена, Владивосток стал закрытым для иностранцев городом. А в начале ХХ века он был поистине интернациональным городом. Тут можно было встретить датских телеграфистов, французских булочников, итальянских владельцев ресторанов, американских коммивояжеров...Неподалеку на полуострове Песчаный швейцарская семья фермеров Конрад разводила оленей, рога которых пользовались огромным спросом в соседнем Китае в качестве средства для повышения потенции.


Павильон фирмы   на выставке достижений в Хабаровске в 1913 году. Ну типа тогдашней старорежимной ВДНХ, видимо...


В 1884 году открыллось новое здание универмага «Кунст & Альберс», которое располагалось на главной лице Владивостока – Светланской, в современном здании «из камня и железа». Все стройматериалы для универмага были завезены кораблями из Гамбурга. Это был настоящий храм торговли, “энциклопедический магазин, подобия которому не было в европейской России”. Кунст, Альберс и Даттан наполнили его самым широким ассортиментом товаров, которые продавались в 18-ти отделах! И хотя в Нью-Йорке, Лондоне и Париже существовали магазины и покрупнее, в основном они были специализированными. Немцы же открыли во Владивостоке универсальное торговое заведение. Здесь можно было приобрести все — от гвоздей до автомобиля и стройматериалов. По правилам того времени, винный отдел находился в отдельном помещении и имел вход со стороны. Кроме торговых залов в магазине имелись отделение банка, служба доставки товаров, служба морских перевозок и другие конторы.

Кунст и Альберс были одними из первых предпринимателей в Сибири, которые использовали последнюю новинку – электрический свет. Главный торговый зал имел огромные окна-витрины, что позволяло достаточно броско сделать выкладку товаров.


Универмаг K&A на Светланской (начало ХХ века)


Новое здание (1907),  примерно в таком виде оно и сохранилось до сегодняших дней


Здание универмага сегодня (на заднем плане)



Филиал универмага К&А в Благовещенске


типичный сельский филиал К&А со складом сельскохозяйственных машин и инструментов (рекламный плакат виден слева, (село Михайло-Семеновское, сейчас Ленинское, на Амуре)



Коренное население (нанайцы) у одного из сельских филиалов фирмы K&A, на заднем плане - работники филиала.


Отдел игрушек в универмаге «Кунст & Альберс»(конец ХIX века, Владивосток)



Если филиал находился в стороне от железной дороги, до него приходилось добираться на санях или повозках. Порой это занимало несколько дней. Поэтому имело смысл потеплее одеться.
Следует заметить, что по темпам развития экономики и производства царская Россия конца XIX- начала ХХ века значительно опережала западные страны (8% против 3-5% ежегодного роста). С точки зрения иностранных и отечественных инвесторов Россия была одной из самых стабильных и многообещающих стран мира. После столетий спячки она пыталась поскорее наверстать упущенное. Почти каждый день в империи открывался какой-либо завод или фабрика. Кстати Путиловский сталелитейный и вагоностроительный завод в Петербурге по объему производства был третьим в Европе после заводов Круппа и Армстронга.
В 1898 году Кунст решил выйти из дела, и так как детей у него не было, он забрал свою долю деньгами. Он удалился на покой и провел остаток жизни на Гавайях и Самоа (наверное, зиму больше не мог видеть). Фирма с тех пор стала принадлежать в равных долях сыну Альберса и Даттану.

Даттан получал российские награды, занимал важные общественные посты и современем добился таких высот, о которых поначалу и не мечтал. Он являлся российским купцом первой гильдии. За заслуги в развитии экономики дальневосточного региона Николай Второй пожаловал Даттану потомственный дворянский титул.

По масштабам и размаху с K&A на Дальнем Востоке мог сравниться только торговый дом русского купца Чурина.


Владивосток в 1900 году, на первом плане справа универмаг «Кунст & Альберс».

В 1912 году Вадивосток насчитывал около 100 тысяч населения, входил в пятерку самых крупных портов России, имел около дюжины иностранных консульств.

Вихри первой мировой войны и революции в России трагично отразились на судьбе фирмы....

Эпидемия шпиономании в Европе.

Во время первой мировой войны по всей Европе махровым цветом расцвела шпиономания. Германские газеты кричали, что страна наводнена английскими и русскими шпионами, английская пресса нагнетала истерию, что кругом немецкие агенты (даже британский королевский дом от греха подальше быстренько сменил свою династическую немецкую фамилию Саксен-Кобург-Гота на Виндзоров). И в России тоже взялись за русского немца - "врага и предателя". Под горячую руку досталось и имевшим немецкие фамилии латышам, евреям, русским...

Когда осенью 1914 г жена Даттана с дочерью оказались на родине, их заклеймили как «русских шпионок». Не выдержав издевательств, женщина обратилась за помощью к брату кайзера (ее муж был лично с ним знаком). Лишь после вмешательства высокой особы травля прекратилась.

Многие российские немцы оказались между двух огней. Один сын Даттана служил в немецких войсках, а два других сражались в российской армии. И их мать страшно переживала из-за того, что ее дети могут стрелять друг в друга.

Пользуясь удобным моментом, постоянная соперница компании «Кунст и Альберс», конкурирующая фирма «Чурин и К» наняла журналиста, который за короткое время опубликовал в центральных газетах несколько десятков статей, обвиняющих фирму "Кунст и Альберс" (а также и другие немецкие фирмы, на которые ему поступали заказы) в щшпионаже в пользу Германии. Журналист сумел завоевать популярность у читательских масс, и без того подогретых антигерманской пропагандой.
Руководство и многие сотрудники К&А были признаны «немецкими шпионами». Несмотря на то, что прямых улик против него не было (только косвенные), Даттан был выслан на поселение в Томскую область. Имеющий только российское подданство молодой Альберс был мобилизован простым солдатом в российскую армию.



Боны Торгового дома «Кунст и Альберс» времен гражданской войны.

Зимой 1919/1920 года Даттану удалось вернуться в теплушке из ссылки во Владивосток. Он попытался спасти то, что еще осталось от фирмы (а осталось от нее всего два филиала)...Но из-за морального опустошения и похоронок с фронта на двоих сыновей он в свои 65 лет не был готов начать все с нуля. В 1921 году Даттан вернулся в свою родную Германию. И хотя благодаря деньгам на немецких счетах фирмы старость его была обеспечена, он не смог оправиться от тяжелых жизненных потерь. Через три года после возвращения на родину Даттан умер.

После отъезда Даттана молодой Альберс пытался возродить компанию, но приход к власти в 1922 году красных заставил его, как и конкурента Чурина, переехать в Харбин и перенести бизнес в Китай.

В период нэпа фирма «Кунст и Альберс» на весьма короткий срок пережила некое подобие расцвета. Но потом все имущество фирмы было окончательно описано и национализировано советской властью. В 1934 году в здании бывшего универмага «Кунст и Альберс» во Владивостоке был открыт ГУМ, но по великолепию витрин и ассортименту товара он и отдаленно не мог приблизиться к торговому дому «Кунст и Альберс».

П. С.

Глядя на старые фотографии универмага, мне лично вспомнился один из самых моих любимых романов юности - "Дамское счастье" Эмиля Золя. Только там было про универмаг для женщин, а не про супермаркет.

И еще я подумала - этот сюжет так и просится на экран. Толковый сценарист и хороший режиссер могли бы снять отличный сериал серий этак на 20, в жанре семейной саги на фоне событий в России 19-20 веков.

  • 1
Вельмі цікавы пост. Мы з сынам разам чыталі-разглядалі і абмяркоўвалі. Ёсьць з чаго дзівавацца. Сумна толькі пры канцы...

ага, сумна...Даттан быў у высланы ў Сібір на 5 гадоў, за ім дабраахвотна паехалі яго кітайскі слуга і руская гувернантка яго дзяцей Вольга (мабыць, у яго былі адносіны з ей і раней). І калі ён вярнуўся на радзіму ў Германію, то ўзяў Вольгу з сабой, ад пачуцця падзякі, што яна ў цяжкія часы не пакінула яго. Вядома, гэта вельмі не спадабалася яго нямецкай жонцы.

Ну вядома, не адным даму ўтраіх жылі, грошай у яго хапала. Але апошнія яго гады вельмі няшчаслівыя і былі атручаны рэўнасцю жонкі. І зразумела, ў дататак тое, што два сыны загінулі, і справа ўсяго жыцця "кату пад хвост" - хто тут можа быць шчаслівым... Усяго ў яго было з жонкай 7 дзяцей, амаль усе нарадзіліся ва Ўладзівастоку.

Адзін нямецкі журналіст, які зараз жыве у Санкт-Петэрбургу, напісаў кнігу пра гісторыю заснавання фірмы К&А і пра іх усіх...Цікава б было пачытаць.

joeck_12, раю баніць назаўсёды гэтых cagletuzyt і
marziyza, бо не адчэпяцца са сваім спамам

Спасибо! А как кунст и Альберс правильно пишутся на немецком - интересно поискать о них там, может, каталоги сохранидись где-то?

Re: очень интересно!

Gustav Albers, Gustav Kunst, Adolph Dattan. Имя последнего иногда (реже) пишется Adolf.

каталогов не нашел, даже запрашивал у немцев... Так пока статья о торговле оружием в магазинах этой и иамериканской сети получилась не вполне... каталоги нужны.

интересный пост, но у вас есть ошибки в подписях под фото:

1. "Самое ранее сохранившееся фото Владивостока (60-е годы XIX века" - это не так. есть и более ранние.

2. "Универмаг K&A на Светланской (начало ХХ века)" - это не начало века, а конец XIX.

3. Владивосток в 1900 году, на первом плане справа универмаг «Кунст & Альберс». - это ошибка, на первом плане справа - Русско-Азиатский банк. Магазин "К и А" виден на заднем плане снимка, но плохо.

- я просто историк из Владивостока))



"Кунстъ и Альберсъ" - торговая империя на Дальнем

User cool_skarlet referenced to your post from "Кунстъ и Альберсъ" - торговая империя на Дальнем Востоке saying: [...] Оригинал взят у в "Кунстъ и Альберсъ" - торговая империя на Дальнем Востоке [...]

Несколько однобоко у вас получилось. Добавьте что по сути Кунст и Альберс были обычными спекулянтами, перепродававшими товар бедному населению по завышенным ценам, за что в 1905 году их торговые дома были разбиты и сожжены. Кроме того, царское правительство разбазаривало земли Владивостока иностранцам за бесценок на липовых аукционах, а 70% запросов на землю русских купцов и предпринимателей оставались неудовлетворенными.
А вот пример уровня цен при перепродаже. Так средняя цена солнечного участка в центре города иностранцам обходилась в 25 рублей, но когда разбазаренная земля потребовалась для строительства полицейского участка, ее «уступили» всего за 5 000 рублей.
Во сколько выкуп земли обходился русским купцам, тем же Чуринцам история умалчивает.

ЛЮБОЙ лавочник или владелец магазина это "спекулянт" с точки зрения обывателя. Абсолютно любой.
Что не отменяет факта, что это был первый сетевой магазин в России.
"Однобоко"? А я и не собиралась их полную биографию писать.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account