?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Цита - последняя австрийская императрица. Часть 3. Корона и ее потеря.
Hagen_rot
joeck_12
Часть 2 была здесь.

Убийство эрцгерцога Франца Фердинанда с женой в июне 1914 означало для Карла и Циты потерю личной свободы.

Визит в Прессбург (Братиславу):


Учитывая возраст Франца Иосифа, можно было распрощаться с надеждой пожить десяток-другой лет «для себя». Внезапно Карл стал первым наследником, и по желанию императора его молодая семья переехала в Шенбрунн.

22-летняя Цита была теперь официально кронцпринцессой и первой дамой империи.



Война расколола семью Циты. Ее братья Рене, Феликс и Элиас пошли воевать на стороне Австрии, а Сикст и Ксавьер воевали в бельгийской армии. Сикст Бурбон-Пармский питал надежды по поводу реставрации французского трона (с им самим на троне) и сначала предложил свои услуги французской армию, но французы его отвергли... Французы вообще не собирались реставрировать монархию. Но какой потомок правящих династий не питает такой надежды?...Даже годами позже во время второй мировой возник абусурдный заговор по поводу восстановления французского трона с бурбонским королем. Младший брат Сикста Ксавьер (Хавьер) был позже карлистским претендентом на испанский трон, а во вторую мировую посидел в Дахау и вышел оттуда весом 35 кг.

Принцы Бурбон-Пармские, братья Циты - старший Сикст сидит, а сзади него - Луи, Феликс, Рене, Гаэтан и Ксавьер.



Присутствие рядом под одной крышей молодой матери с детьми смягчало казалось бы закостенелого бесчувственного старика, делало его более человечным. Вечером император время от времени заходил к молодой паре. Однажды он признался, какие мысли его мучают...Это был день 17 августа, день рождения Карла и день хороших вестей о победах с восточного фронта. Цита поздравила старика с победами, а он ответил: «Да, это победа, но так начинались все мои войны, а потом приходило поражение. А в этот раз будет еще хуже. Обо мне станут говорить: он стар и ничего уже не понимает. А потом начнутся революции, и это будет конец...»



В 1914-1916 годах крон-пара жила с кайзером дверь в дверь.И хотя Франц Иосиф время от времени изливал душу перед Карлом и Цитой, но какого-то влияния на его решения они не оказывали. 27-летний Карл был возведен в чин полковника гусарского полка, а в 1916 году ему было поручено командование румынским фронтом в чине фельдмаршала-лейтенанта. Были ли у него вообще полководческие таланты и опыт — этим вопросом император не задавался. Вообще Карла держали в отдалении о особо опасных театров военных действий и отфутболивали переводили из полка в полк. Его задачей было поднимать своим присутствием боевой дух солдат. К принятию важных решений его по-прежнему не допускали, как будто кайзер собирался прожить еще много лет. Карл наверняка с ужасом думал о «дне Х», когда ему придется разбираться с этим невероятным хаосом, который не он затеял.….

Преемственность поколений - император Франц Иосиф и маленький эрцгерцог Отто:



В мировой истории трудно отыскать примеры других принцев, которые в решающий исторический момент приняли бы трон настолько неподготовленными, как Карл Габсбург. До 1914 года на него не обращали внимания, потому что наследником был Франц Фердинанд. Но хуже всего — и в 1914-1916 годы престарелый император не подпускал своего нового наследника к государственным делам. Хотя в свои 85 лет он мог умереть в любой день.

Женам Габсбургов традиционно не позволялось влиять на воспитание и образование сыновей, как только те выходили из детского возраста. Разве что надо было обладать железным характером виттельсбахской Софи, чтобы гнуть свою линию. Также Элизабет (Сиси) не удалось влиять на воспитание Рудольфа...А набожная тихая мать Карла Мария Йозефа Саксонская была тем более не в состоянии что-то решать.



Барон Маргутти (флигель-адьютант при императорском генерале-адьютанте графе Пааре) писал о том, как происходило «образование» эрцгерцогов: «К сожалению в императорской семье при образовании принцев довольствовались тем, что знания им подавались в адаптированном урезанном виде, затем они подвизались на военном поприще, которое считалось единственно истинным и верным...»

Образование Карла было и так «революционным» для Габсбургов — ему позволили учиться в публичной гимназии в первом венском районе (которую закончили король вальса Штраус и три нобелевских лауреата). Правда, экстерном — Карл ходил в гимназию только на экзамены. Но сдать выпускные экзамены на аттестат зрелости Франц Иосиф ему не позволил. Негоже эрцгерцогу стоять перед экзаменационной коллегией профессоров, как простому смертному ученику!

Визит в Дрезден:



Неудивительно, что неопытные Карл и Цита, став позже императорской парой, часто пороли горячку и поступали необдумано, пытаясь спасти что еще можно было спасти.

«День Х» вскоре наступил. Посреди войны в ноябре 1916 года умер Франц Иосиф, оставив своему наследнику страну в состоянии войны, кризиса и хаоса. Сцена смерти и похорон Франца Иосифа в ноябре 1916 года описывалась здесь.

Впервые в истории дома Габсбургов за гробом старого императра шел не только новый император, но и новая императрица с кронпринцем.



С последним ударом сердца Франца Иосифа Карл (автоматически без коронации) стал императором Австро-Венгрии. Теперь никто не имел над ним власти, даже обергофмейстер князь Монтенуово. Карл велел позвать Катарину Шратт, чтобы та простилась хотя бы с мертвым Францем Иосифом, раз уж Монтенуово не разрешал ее впускать проситься с умиравшим. Новый император взял за руку многолетнюю подругу Франца Иосифа и провел к кровати умершего. Все расступились, многие поджали при этом губы...

24-летняя Цита стала императрицей. И ее жизненная позиция, ее стойкое убеждение в богоизбранности императора не позволяли ей думать о том, что монархия, возможно, приближается к своему горькому концу.

С пилотами регулярного почтового самолета Вена-Будапешт.



Для дома Габсбургов наступала новая эра. Новый император Карл I был на 57 лет моложе прежнего и принадлежал к совершенно другому поколению. У него было свое представление о церемониях. Когда он пожал руку одному своему чиновнику, чего старый император никогда не делал - это была сенсация!



30 декабря 1916 года произошла коронация пары в в церкви Матьяша в Будапеште (подробнее было здесь). Император Карл короновался древней короной Святого Иштвана, а у императрицы лишь коснулись короной головы в знак того, что она будет делить с мужем «тяжесть» этой короны.

Официальное фото коронации с кронпринцем Отто:



Судя по фото был мрачный холодный зимний день, не располагавший к торжественности. Cцена награждения королем ветеранов, среди которых были и безногие на костылях, орденом Золотой ШПОРЫ(!), выглядела особенно странно.

Королева Венгрии Цита:


Семейная жизнь именилась, потому что у Циты стало меньше времени на детей, которых у пары уже было пятеро. И тем не менее ее сын вопоминал позднее то время: «Для нас было чем-то самим собо разумеющимся, что мама склонялась над нами, когда мы болели, тут же появлялась, когда с нами что-то случалось, укоряла нас за лень...»



Приход отца был событием. Цита старалась устроить распорядок для детей так, чтобы они проводили с отцом хотя бы полчаса ежедневно.

Если заседания и конференции длились слишком долго, Цита посылала мужу через прислугу записку с напоминанием что время уже позднее. Иногда она присутствала на заседаниях, как слушательница. Для обсуждения волнующих ее проблем она вызывала к себе ответственных министров. Она всеми силами старалась поддерживать Карла. Но насчет степени влияния молодой императрицы на мужа и политику у историков нет единого мнения.



За 10 лет брака у пары родилось 8 детей: Отто (1912), Адельхайда (1914), Роберт(1915), Феликс(1916), Карл Людвиг (1918), Рудольф (1919), Шарлотта (1921), Элизабет (1922).

Когда Италия вступила в войну на стороне Антанты (то есть против Австрии), австрийское население вдруг «вспомнило», что императрица-то у них, оказывается, «итальянка»! (Точно так же подданные Российской Империи «вспомнили», что у них царица «немка», а британский король, по крови практически 100% немец, срочно сменил семейную фамилию Саксен-Кобург-Гота на Виндзор).



Очень быстро стало ясно, что Карл это не Франц Иосиф...Два года войны, большие потери на фронте, голод в тылу делали свое дело...Но был бы жив Франц Иосиф, навряд ли кому-то в голову пришло бы его обвинять в своих бедах. Ведь он этого не хотел! Виноваты были бы плохие советчики, неспособные генералы, подлые министры, а прежде всего — виноват был бы враг, а не старый кайзер! Но при новом кайзере все стало по-другому. Он не имел авторитета в народе. Конечно же, он виноват в этой тяжелой ситуации. Это было чудовищно несправедливо - ведь Карл с Цитой были не более виноваты в войне, чем почтальоны, разносившие в 1914 году депеши между государственными канцеляриями. Но об этом никто не думал. Они были оба представители той системы, которая вела войну. А Цита была вдобавок еще и «итальянка», из страны, которая нанесла удар в спину Австрии, вступив в войну на стороне врагов.



Не было в те годы ничего, что бы ни приписывалось молодой императрице. Возможно, причиной этого был тот факт, что австрийцам было непривычно вообще иметь у себя императрицу. Они давно забыли, что это такое... Люди за многие десятилетия привыкли, что у императора нет жены. Последняя императрица Элизабет погибла 20 лет назад, да и до этого ее редко видели.
А новая императрица была всегда на виду. Император почти всегда появлялся с женой. А также она в одиночку выполняла программу "первой дамы" -  занималась социальными проектами.



Цита посещала лазареты, благотворительные мероприятия, ездила по городам и деревням, разговаривала с рабочими, ранеными, детьми, деревенскими женщинами...

После пожара в деревне Пёкау:


Цита намеренно одевалась для таких встреч скромно.



В лазарете:





Пробует суп на солдатской кухне:



Часто она брала с собой своих старших — Отто и Адельхайду.

Цита была уверена, что она все делает правильно. Она старалась показать народу, что поддерживает своего супруга, что близка к народу, что старается разделить с людьми их проблемы. Цита хотела пробить стену, которая разделяла старого императора от народа. Она хотела быть современной и продвинутой.

Посещение детского учреждения в Оттакринге:



Но народ видел все по-своему. Новая императрица, вдруг появившаяся посреди войны и постоянно мелькающая перед глазами, раздражала людей. Они считали, что Цита оказывает влияние на мужа, и он исполняет ее волю (как Раиса Горбачева?).



Но ничто другое не нанесло бòльший урон имиджу молодой императорской четы, чем «дело Сикста». В строгой тайне по совету жены в марте 1917 года Карл написал письмо ее брату Сиксту, офицеру вражеской бельгийской армии и претенденту на французский трон, с просьбой посодействовать сепаратному миру между Австрией и Францией. Письмо отвезла теща Мария Антония. Когда через несколько месяцев факт существования этого письма всплыл, Карл стал сначала отнекиваться, мол я ничего не писал, и это вообще французская пропаганда.

Государственный визит в Константинополь:



Но когда все же выяснилось, что это правда, Карл и австрийское правительство были поставлены в чудовищно глупое положение перед всей Европой.

В Константинополе:


Разразился крупный дипломатический скандал!!!!! В 20(!)-м веке монарх за спиной своего правительства, министра иностранных дел, Парламента, Генерального штаба просто по наущению жены проводит семейную политику, преследует личную выгоду, ведет переговоры с врагом, в то время как на фронтах миллионы солдат сражаются за Отечество!!! Такое, возможно, было принято при Людовике XIV, который считал «государство это я» и единолично решал судьбы стран и народов. Но слава богу времена уже не те, и возврата к старому больше нет!

Визит в Прессбург (Братиславу):



Плотину оскорблений прорвало...Императрица с французско-итальянско-немецко-португальскими корнями быстро стала козлом отпущения для прессы. «Итальянка!», «Итальянская предательница!», «Katzelmacherin“ (устаревшее оскорбительное прозвище для итальянцев). А Карл был для прессы «тюфяк под каблуком своей властолюбивой жены-макаронницы», «алкоголик, идущий на поводу своей итальянской родни». И немецкая пресса не отставала от австрийской: "Это нож в спину Германии, которая считала Австрию надежным союзником», «вот что бывает, когда в политику вмешиваются женщины», «жена вовлекла слабого императора в эту аферу».



Объяснения с опозоренным на всю Европу министром иностранных дел Австрии графом Оттокаром Чернином Цита взяла на себя - у Карла от волнения (якобы) схватило сердце.

Влиятельный политик того времени говорил о Карле: "Характер императора находится под влиянием страха и семьи Парма. Невосприимчив к аргументации. Слаб и упрям. Неискренен."

В октябре 1918 года настроения населения против Габсбургов становились все более угрожающими...Четыре года войны, поражение, два милиона погибших, голод...В Чехии уже провозгласили республику... Отряды фольксвера (народной милиции) намеревались штурмовать Шёнбрунн и арестовать кайзера. Люди в Вене выходили на демонстрации с лозунгами «Долой Габсбургов!», «Мы требуем республику!» А Карл все еще считал себя императором, хотя империи, как таковой, уже не было... У него было правительство, которое уже не было в состоянии чем-то управлять. Но он все надеялся, что произойдет чудо, и ситуация вот-вот изменится в его пользу.



В такой ситуации правительство вынуждено было просить императора «добровольно-принудительно» подписать „Verzichtserklärung“ - документ, что он самоустраняется от участия в государственных делах. Не отречение, а "самоустранение". Такое мудреное название придумали специально, чтобы было легче уговорить Карла подписать.

11 ноября 1918 года этот судьбоносный документ лежал на столе у Карла в Шенбрунне. Его личный секретарь барон Веркманн уговаривал молодого монарха поставить свою подпись. Это предварительное решение. Сегодня властвует безумие, и в этом сумасшедшем доме нет монарха. Республиканской Австрии будет трудно поладить с венграми, чехами, поляками, немцами. Вашему Величеству следуют подождать, пока народы придут к благоразумию и поймут, что они нужны друг другу, а без монарха они не смогут быть единой нацией.



Карл не хотел принимать решение один и позвал Циту. Она пробежала глазами текст документа и твердо заявила: «Никогда! Ты не можешь отречься!» Карл возразил: «Но это не отречение...».

У барон Веркманна сложилось впечатление, что возбужденная Цита вообще не слушала никаких объяснений, что она даже текст толком не прочитала. У барона запечатлелись в памяти ее гневные слова, которые буквально в нескольких предложениях метко описывают ее характер и ее жизненную позицию больше, чем тома биографий: «Никогда! Никогда монарх не может отречься! Его могут свергнуть. Он может потерять трон. Хорошо. Но это форс-мажор и не обязывает его признать потерю своих прав. Он может предъявить свои права на трон в зависимости от времени и ситуации. Но отречься — никогда, никогда, никогда! Я предпочту погибнуть вместе с тобой, и тогда останется Отто. А если все мы погибнем — есть еще другие Габсбурги!».



Это «Никогда! Никогда!» стало жизненным кредо Циты Бурбон-Парма до конца жизни. Она никогда не переставала верить в принцип «божьей милости», что монарх получает власть от Бога и что однажды найдется сила, способная вернуть мужа на трон.
Карл спросил барона, неужели нет никакой силы, которая бы была готова защищать монархию? Тот ответит, что по его мнению такой силы в данный момент нет.

С матерью (в темном) и тетками:



После долгих колебаний и жарких дискуссий с несогласной Цитой Карл все же подписал (карандашом) документ об «отстранении от управления государством». Позже он всегда подчеркивал, что он не подписывал отречения от трона, как немецкий кайзер, а «устранение от участия в правлении»!!!

Назавтра 12 ноября 1918 года была провозглашена первая Австрийская республика Немецкая Австрия (Republik Deutschösterreich).



«В Шёнбрунне нас покинула стража….Еще недавно они приносили нам клятву верности и обещали охранять нас до последнего.» С уходом охраны невозможно было больше гарантировать сохранность жизни императорской семьи. Для них пришло время покинуть Вену — иначе никто не мог поручиться, что с ними не случится того, что совсем недавно произошло в России с семьей царя.

Цита и Карл собирают чемоданы и готовятся к отъезду из столицы с пятью детьми. Они думают, что уезжают из Вены на короткое время, оказалось - навсегда.



В Парламанте только что провозглашенной республики Германская Австрия вместо старых императорских желто-черных флагов развевались новые красно-бело-красные. А в этом время экс-император Карл и его дети лежали больные испанским гриппом в австрийском замке Экартзау. Лишь к Рождеству опасность миновала.



Новому правительству не нравился тот факт, что низложенный монарх оставался в стране, при этом не отрекаясь от трона.
Карл все еще надеялся вернуть трон. В своем письме британскому королю он просил прислать подмогу: «Вполне хватило бы 10.000 или хотя бы 5.000 человек. Мои офицеры по-прежнему верны мне. Если не сможете прислать британцев, пришлите американцев». Письмо английскому королю в Лондон доставили Сикст и Ксавьер Бурбон-Пармские. Эти письма остались без ответа.

Бундесканцлер республики Австрия Реннер приехал в Экартзау поговорить с Карлом о его будущем, но тот его не принял - просьба об аудиенции не соответствовала протоколу!

В середине марта 1919 Карлу, все еще находившемуся в австрийском замке Экартсау, поставили следующие условия: или он отрекается от прав на трон и остается с семьей в Австрии, как обычный гражданин, или покидает страну. В случае если ни один из вариантов для него не будет приемлем, он будет арестован.



Карл решил не отрекаться и выбрал изгнание. Причем это решение в самый горький за всю историю династии Габсбургов час он принял под нажимом своей более волевой жены.

Позже стали известны слова первого канцлера австрийской республики Реннера: "Будь еще жив старый кайзер, мы бы не посмели так поступить." И действительно - если бы Франц Иосиф прожил еще два года, даже в самых смелых фантазиях невозможно себе представить, чтобы правившего 70 лет старика лишили бы трона и тем более прогнали бы за границу!



Все мои статьи здесь.

последняя часть 4 "Жизнь после" здесь.


Featured Posts from This Journal


Благодарю вас за ваш труд.

Спасибо!было очень интересно все это читать!!!

Вас очень-очень интересно читать, спасибо!

Очень интересно, спасибо. С нетерпением жду четвертой части.

Спасибо за интересный рассказ!

Ох уж эти старые императоры... неужели думали, что будут править вечно... ну почему же они, взвалив на себя огромную ответственность за империю, не готовят наследников?! Особенно, когда тебе 80+. Трагическая беспечность, стоимость которой гибель империи, которую ты олицетворял...

Тоже не понимаю.
А вообще молодой паре не повезло сесть на трон в такое трудное время, в разгар войны. В мирное время все было бы благоприятнее для них.
Но хоть избежали участи физической расправы.

Спасибо, очень интересно


Очень, очень интересно! Спасибо большое!

Как интересно Вы излагаете. И какой огромный кропотливейший труд и масса времени стоят за строчками статьи. Спасибо Вам огромное!

спасибо!
Стало быть, брат императрицы и дед моего мужа какое-о время находились в одном месте...

И еще:
церковь в Буде - не Святого Матьяша. Она официально - церковь Богоматери, или - в качестве прозвища - церковь Матьяша, короля, который канонизирован не был.

в Дахау? Да, страшное место.
Я при написании статей источникам на 100% не верю , перепроверяю названия, даты, родственные узы (иногда бывают ошибки). Посмотрела, что церковь называется и так, и так. Да, уберу слово "святого". Просто по инерции - если церковь названа каким-то именем, то почти все есть слово "святой".

Это который Матьяш Корвин?

Спасибо, мне очень давно было любопытно прочесть подробнее про Циту!

"Цита и Карл собирают чемоданы и готовятся к отъезду из столицы с пятью детьми."
А где ещё трое?

Потом родятся.

Очень интересно. У нас табличка на часовне висит "Здесь была Цита", но меня не хватало ее погуглить

Благодарю Вас! Очень и очень интересно! Огромный труд! Спасибо!

Пожалуйста. Я рада.