joeck_12 (joeck_12) wrote,
joeck_12
joeck_12

Categories:

Кем были кормилицы Габсбургов?

1762. Эрцгерцог Иосиф у постели своей только что родившей жены Изабеллы Бурбон-Пармской. На переднем плане кормилица с новорожденной эрцгерцогиней:


23 августа 1858 года в семье императора Франца Иосифа и его жены Элизабет Баварской родился долгожданный наследник — сын Рудольф....



Мать была ослаблена тяжелыми родами, за которыми последовала родильная лихорадка . Даже спустя недели после родов жар то и дело появлялся. Плюс застой молока, тяжесть в груди.

Как это было принято в таких семьях, кормилица уже была найдена врачами заранее...

Прежде чем перейти к кормилице маленького Рудольфа, давайте узнаем, какие требования предъявлялись к кормилице.

17-ый век. Хозяйка заглянула в детские покои, чтобы навестить своего ребенка (его держит кормилица):


Во времена Марии Терезии ее придворный медик Жерар ван Свитен лично осматривал и выбирал кормилиц для новорожденных эрцгерцогов и эрцгерцогинь, которых Ее Величество каждый год производила на свет.

Ван Свитен руководствовался следующими критериями. В идеале кормилицей должна быть женщина, родившая 5-6 недель назад (молоко спустя полгода после родов считалось неподходящим для новорожденных). У нее не должно быть зоба, чахотки, венерических заболеваний. Она должна быть сангвиником (жизнерадостной) по темпераменту. У нее не должно быть неприятного запаха изо рта и из подмышек. Предпочтительно блондинка или брюнетка, так как у рыжеволосых часто «дурной характер», и существует риск, что это может через молоко перейти к ребенку. Предрассудки цвели буйным цветом. По распоряждению Марии Терезии «обед кормилицы должен состоять из шести блюд, ужин - из четырех, а также в течение дня и ночи ей следует есть «хороший суп».

"Королевская кормилица":


Женщины обычно сами предлагали себя на роль кормилицы, и у врачей постоянно была некая «база данных», чтобы к моменту родов кормилица уже была на месте и готова к кормлению. В те времена дамы из высшего общества редко кормили сами, а рожали они часто. Поэтому потребность в кормилицах была большая. Кто-то из кормилиц руководствовался патриотическими соображениями (если речь шла о семьях монархов). Но для большинства все же решающую роль играла финансовая выгода и социальный престиж.

А вот что советовала «Энциклопедия Эрша и Грубера» в 19-м веке (это советы не только монархам, а вообще всем, кто искал кормилицу):

"Кормилица не должна быть ни слишком юной, ни слишком старой. Ее груди должны быть среднего размера, не отвисшие, так как большие груди редко дают хорошее молоко. Соски должны быть оттянутыми, чтобы ребенку их легко было хватать ртом. Ребенку с широким ртом трудно взять и удержать маленький сосок. А целом вид кормилицы должен быть здороввм и цветущим. Признаком здоровья кормилицы обычно являются ее хорошие зубы. Но к сожалению есть исключения — чахоточные часто имеют прекраснейшие зубы, и только опытный глаз определит их по сине-молочному цвету и прозрачности.
Обязательно следует обращать внимание на кожные заболевания. Малейшее подозрение на сыпь или тем более венерические болезни — кормилицу следует тут же отстранить от ребенка.
Кормилица должна быть кроткого нрава, но не чересчур пугливой и мнительной, не нимфоманкой, не распутницей, не неряшливой.
Нельзя чтобы кормилица страдала чревоугодием, обжорством и любила крепкие напитки. Она должна содержать себя и ребенка в чистоте.
Она не должна спать непробудным сном, а легко просыпаться и легко переносить ночное бдение. Она не должна менструировать, так как она может забеременеть.
Не всегда хорошо выбирать замужнюю кормилицу, так как она, привыкнув к супружеским объятиям, будет тосковать по ним, и эта тоска может вызвать менструацию, что навредит качеству молока."


Кормилица с ребенком у камина:


По поводу того, сколько детей должна была в идеале иметь кормилица — встречаются разные данные. Некоторые источники говорят, что предпочитали первородящих, а другие пишут, что наоборот считалось лучше, чтобы у кормилицы уже было 2-3 здоровых детей. Также я встречала информацию, что некоторые семьи считали лучшей кормилицей «случайно оступившуюся» незамужнюю девушку, которая до этого вела скромный благочестивый образ жизни.

По давней традиции кормилица в семьях монархов должна была быть "из народа" - чтобы символически олицетворять собой некую связь государя с простым народом. Но женщины с самого социального дна и трущоб не подходили (по крайней мере для тех, кто мог перебирать). Кормилица должна была проживать пусть в простых, но здоровых условиях, если она была замужем, то за человеком доброго характера, который уважительно относится к жене.

1881. Берлин. Бюро по трудоустройству для домашнего персонала. Состоятельная беременная дама разговаривает с молодой кормилицей из деревни.


Кормилица находилась в семье в привилегированном положении и стояла выше прислуги. В некоторых не очень богатых дворянских и мещанских домах для понтов и престижа держали много прислуги, но платили им мало, и питание их было скудным, нередко им доставлись остатки с господского стола или подпорченные продукты. Но кормилицу всегда кормили хорошо. "Детство аристократов".

Кормилица с детьми на улице Берлина:


В Вене считалось, что самые лучшие кормилицы из Моравии. В конце 19-го века на венских улицах часто можно было видеть кормилиц в моравской народной одежде, гуляющих с детскими колясками, которые только что вошли в моду.

Кормилица на венской улице:


В первые месяцы жизни не мать, а именно кормилица была самым важным человеком в жизни ребенка. Часто эта привязанность к кормилице длилась всю жизнь. Ведь если у кормилицы не было своей семьи, они нередко оставались в семье надолго, иногда навсегда — в качестве няни, в старости - как приживалки. Они волновались о вскормленных ими детях не меньше родных матерей - как, например, кормилица Джульетты в знаменитой трагедии Шекспира. Вспомним также Арину Родионовну у Пушкина — мы ее знаем, как «няню», а ведь сначала она была кормилицей старших членов семьи Пушкиных.

Насколько важно было положение бывшей кормилицы в семьях мы узнаем из детских воспоминаний писательницы Марии графини фон Эбнер-Эшенбах, выросшей в моравском поместье Здиславице и имевшей ганацкую няню (ганаки - народность в Моравии): «Когда нам казалось, что судьба к нам немилосердна, мы шли к Анишке, нашей бывшей кормилице и давали волю слезам, уткнувшись мокрым лицом в ее плечо. Она была такая красивая в своем ганацком наряде. Анишка уделяла большое внимание своему внешнему виду. Она искусно закручивала вокруг головы пестрый платок с бахромой, носила ослепительно белые воротнички, шелковую безрукавку на подстежке и безупречно накрахмаленные и наглаженные юбки.»

Кормилица в моравском костюме:


«А какой замечательный дар рассказчицы был у нашей Анишки! Фантазийные образы ее сказок были такими живыми, они появлялись в наших головах, уносили нас в волшебный мир, они парили, завораживали и исчезали...Как жаль тех детей, которым не довелось испытать счастья слушать сказки.» Примечание -  моравские кормилицы были простыми деревенскими женщинами и говорили с подопечными только на своем родном чешском, других языков они не знали.

Имя кормилицы самой старшей дочери императорской пары Софи, умершей в возрасте двух лет, не сохранилось. Известно только что ее мужем был Вильгельм Хох — капитан охраны пражского замка.

Кормилицей эрцгерцогини Гизелы была некая Йоганна Китцлер, жена владельца табачно-газетного киоска из предместья Вены…

"Посещение кормилицы". Изображена сцена, когда няня приводит девочку из богатой семьи к бывшей ее кормилице:


По желанию Сиси кормилицей младшей дочери Мари Валери должна была стать обязательно венгерка. Придворный врач обратился за помощью к своим венгергским коллегам. После тщательного осмотра нескольких кандидаток выбор пал на крестьянку «Рози» (Розалия?) из Тольны. Но через полгода у нее стало не хватать молока, и с ней пришлось расстаться. Новая кормилица была тоже венгерка, ее звали Лидия Легенди (Lidia Legéndi) из деревни Сада близ Гёдёллё. Из писем Сиси известно, что она имела низкий мужской голос, постоянно напевала венгерские песни и до ужаса боялась мышей.

Немного больше известно о кормилице кропринца Рудольфа. Ею была 19-летняя Мария Ржегоржова (Maria Řehořová). Но все ее звали Марианка.

Сохранился только портрет Марианки. Фото нет:


Эрцгерцогиня Софи в письме назвала ее «наша красивая Марианка».

Марианка родилась в 1839 году в моравском местечке Лука над Йиглавой в семье кузнеца Франтишка Хофера. В 18 лет она вышла замуж за крестьянина Яна Ржегоржа, вдовца, который был старше ее на 30 лет. Ее старшая дочь Мария родилась за пять недель до рождения кронпринца Рудольфа.

Для долгожданного наследника уже все было приготовлено и продумано до мелочей. Штат прислуги, няньки, повара — те же самые, которые обслуживали старшую сестру Гизелу. И только кормилицу ожидали новую.
В августе 1858 года 19-летнюю Марианку привезли во дворец Лаксенбург под Веной, где родился кронпринц Рудольф. В австрийском Госархиве сохранились железнодорожные билеты от Брно до Вены, которые ей оплатил двор.

Марианка прекрасно справлялась со своими обязанностями. Маленький «Рудольфек» рос крепким и здоровым - это часто упоминается в корреспонденции между Францем Иосифом и его матерью эрцгерцогиней Софи.

Кронпринц Рудольф со старшей сестрой Гизелой:


Марианка была грамотной, и в неделю посылала домой 1-2 письма — об этом известно тоже из архивов бухгалтерии, которая оплачивала ей почтовые марки. Хотя нельзя исключить, что кто-то писал эти письма по ее просьбе.

Комната Марианки находилась рядом с детской Рудольфа, чтобы по первому зову быть на месте. Кроме кормления у нее не было никаких обязанностей.

Марианку обеспечили бельем и одеждой, которую после окончания срока службы она имела право забрать с собой. Ее белье стиралось тоже за счет казны. Разумеется, кормилица находилась под постоянным наблюдением врачей.
Марианке была выделена отдельная современная ванна для купания. Для нас звучит как нечто само собой разумеющееся, но при дворе консервативного Франца Иосифа таких отдельных удобств кроме императрицы не имел никто. Только у Сиси во всех резиденциях были современные фаянсовые ванны, а все остальные мылись в переносных бадьях или в каучуковых ваннах, как сам император.

На «дунайские бани»(?) для кормилицы эрцгерцогини Гизелы (сестры Рудольфа) было потрачено 495 гульденов — немалая сумма.

Михай Мункачи. Мы видим, что родственницы пришли проведать мать с новорожденным, а кормилица показывает им ребенка:


Был ли собственный ребенок Марианки был при ней? С большой долей вероятности кормилица приезжала ДО рождения своего подопечного, чтобы сразу быть наготове, когда он появится. То есть ей надо было еще несколько дней или недель поддерживать лактацию в ожидании его рождения. Поэтому логически можно предположить, что она брала с собой собственного ребенка. А что происходило дальше? Кормила ли она одновременно двоих?

В том же архиве есть квитанция об отправлении ребенка кормилицы домой на поезде. Она датируется февралем 1859 (Рудольфу было 6 месяцев). Возможно, дочь не была с Марианкой постоянно, ее только иногда привозили к матери? Есть квитанции общей суммой в 200 гульденов, которые были выплачены мужу кормилицы для лечения ее ребенка, а также для покупки бутылочек, рожка и детской одежды.

Михай Мункачи. Мать с умилением наблюдает за кормленим своего ребенка кормилицей:


В восемь с половиной месяцев Рудольфу (как некогда и его отцу Францу Иоссифу) молоко кормилицы начали постепенно заменять супами, кашами и разбавленным коровьим молоком… Франц Иосиф, находившийся в Италии, узнав об отлучении сына от груди кормилицы, спросил в письме жену: «А что же ест наш Рудольф с тех пор как Марианка уехала?». Разумеется, план питания для кронпринца утверждала бабушка эрцгерцогиня Софи, а придворные врачи осуществляли функцию контроля.

За девять месяцев своей безупречной слубжы Марианка получила 1000 гульденов жалованья. Для ориентировки — фабричный рабочий получал в то время ок.400-500 гульденов в год. Часто можно встретить сведения, что императорские кормилицы получали пожизненную пенсию, однако в венских архивах этому подверждения не найдено. Не исключено, что пенсию Марианке платили из чешской казны, поэтому в Вене нет информации. Как некогда матери печально известной Мэри Вечера в 1919 году пресбургский филиал МИДа перестал платить вдовью пенсию за мужа-дипломата, потому что Пресбург(Братислава) стал частью Чехословакии. Может, и Марианке платили не из венского бюджета?

Позднее, вернувшись в родную деревню, Марианка родила еще троих детей — дочь Катарину и сыновей Франтишека и Яна. Потомки Марианки живут до сих пор в окрестностях Йиглавы.

Прапра...внучка показывает портрет сына Марианки Яна в день его свадьбы.



Марианку не забывали и после того, как ее задача кормилицы была выполнена. Она каждый год получала подарки на религиозные праздники, на дни рождения кронпринца Рудольфа, в день его бракосочетания. Кроме прочего Марианке была подарена золотая цепочка с кулоном в виде креста с драгоценными камнями. Эту цепочку дочь Марианки (молочная сестра Рудольфа) надевала на свадьбу. А в начале 20-го века семья вынуждена была продать эту памятную реликвию — не хватало средств на покупку дома.

50-летняя Марианка сильно горевала, когда узнала, что ее любимый «Рудольфек» погиб в 1889 году в Майерлинге.

Маленькие девочки играют в мам и в кормилиц:


Рассказ Марии фон Эбнер-Эшенбах проливает свет на социальное положение ее незамужней кормилицы, которая вынуждена была оставить родного ребенка на воспитание у чужих людей, чтобы зарабатывать деньги для его будущего.

«...каждый год осенью у нас в Здиславице появлялась пожилая женщина, которую мы вслед за Анишкой называли «pani kmotra» ("kmotra" это "крестная" по-чешски). Ее всегда сопровождал крепкий мальчик в нарядной ганацкой одежде. Он был примерно моего возраста, и Пепи говорила, что он мне приходится кем-то вроде брата. Мы его принимали, как положено принимать брата, кормили его, дарили ему подарки, звали поиграть с нами. Он ел все, что ему предлагали, брал все, что ему давали, но никогда не благодарил и не улыбался. По отношению к нам он вел себя упрямо и неприветливо».

А на закуску реальная история из детства Франца Иосифа.

Эрцгерцогиня Софи после трех сыновей родила дочь Марию Анну. Девочка была очень пухленькой, с перетяжками на теле, которые на груди выглядели почти как маленькая женская грудь.
Пятилетний Франц спрашивает:
-А что это у нее за наросты?
-Ну так бывает у младенцев, когда они полные...
-О нет, это не только у младенцев, точно такие наросты есть и у кормилицы Леопольдины.
(кормилица Леопольдина Хубер)


список моих статей частично здесь. Или кликайте по тэгам "Габсбурги", "Виттельсбахи",  "Немецкие династии" или какие вам хочется.
Tags: Австро-Венгрия, Габсбурги, женские профессии, женщины, женщины Габсбургов, история быта, традиции
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments