joeck_12 (joeck_12) wrote,
joeck_12
joeck_12

Categories:

Как непросто было женить принцев...

Вдогонку темам "Как искали жену принцу Уэльскому" и "Как королева Виктория женила внука"...

Эрнст Гюнтер герцог Шлезвиг-Гольштайн-Зондербург-Аугустенбург был братом немецкой императрицы Августы Виктории и шурином немецкого императора Вильгельма II. Единственный сын своего рано умершего отца, Эрнст Гюнтер уже в 16-летнем унаследовал титул герцога Шлезвиг-Гольштайнского.


Эрнст Гюнтер (1863-1921):




Образ жизни герцога доставлял императорской паре немало проблем....



Семейное прозвище Эрнста Гюнтера было «раммлер». Это по-немецки самец кролика или зайца, а заодно и шуточное прозвище для мужчины, который непрестанно хочет секса и бросается на кого попало. Его имя я уже упоминала в топике "Секс-сандал при дворе кайзера Вильгельма". (он был участником той злополучной оргии).

После того, как его старшая сестра Дона (так близкие звали Августу Викторию) стала императрицей, герцог начал получать щедрое содержание в размере миллиона марок в год. И это помимо доходов от Шлезвиг-Гольштайнского герцогства (300.000) и личных доходов (200.000)!!!!

Маленький Эрнст Гюнтер (справа) с сестрами. Дона, будущая немецкая императрица Августа Виктория - самая старшая:


Но Эрнст Гюнтер постоянно испытывал денежные затруднения - и это несмотря на свой большой доход. Он инвестировал деньги в неразумные строительные проекты и потерял на этом большие суммы. Как шурин императора, тщеславный герцог пытался быть центром берлинской аристократической жизни и закатывал пышные приемы и увеселительные мероприятия.

Несмотря на свое привилегированное положение Эрнст Гюнтер постоянно чувствовал себя игнорируемым членами семьи Гогенцоллернов и представителями высокой аристократии. В 1891 году он жаловался, что его не пригласили на свадьбу кузины Марии-Луизы с принцем Арибером Анхальтским, личным другом Вильгельма II. Особенно оскорбило Эрнста Гюнтера замечание императора при встрече — тот сделал вид, что якобы пребывал в полном неведении о том, что шурина не пригласили.

Как титулярный герцог Шлезвиг-Гольштайн, Эрнст Гюнтер поставил перед собой цель урегулировать политическую ситуацию в герцогстве. Однако не нашел общего языка с немецкими правителями из-за полного отсутствия такта и дипломатии. А с Эрнстом II герцогом Саксен-Кобург-Гота и Георгом II герцогом Саксен-Мейнинген он вообще вусмерть перессорился.

Эрнст Гюнтер в историческом костюме:


Вообще в аристократической среде Эрнст Гюнтер слыл упертым упрямым и заносчивым. В глазах матери Вильгельма (императрицы-вдовы) это был "исключительно безрассудный молодой человек", "хотя для своих сестер он просто само совершенство". Принцесса Моретта (Виктория Прусская) называла его просто «тот идиот».

Эрнсту Гюнтеру не хватало чувства такта. Он любил посплетничать, мог сказать невпопад что-то неуместное, не всегда осознавая последствия своих слов. Граф фон Грёбен, сопровождавший немецкую императорскую черту во время визита в Британию, в своем рапорте описал возмутительное поведение герцога в Лондоне: «Герцог вызвал всеобщее негодование своей высокомерностью, грубостью и толстокожестью».

Дядя герцога Кристиан Шлезвиг-Гольштайн, женатый на дочери королевы Виктории, сгорал от стыда за своего племянника. «Единственное объяснение такому неслыханному поведению только то, что он не в своем уме».

Дядя герцога - Кристиан Шлезвиг-Гольштайн с женой Еленой (Ленхен):


Особенно много головной боли Вильгельму и его жене Доне доставила эпопея непутевого герцога с поисками невесты.

Эрнст Гюнтер сразу для себя решил, что немецкие принцессы ему в жены не годятся. Мол большинство из них ничего в жизни не видели, кроме родного герцогства, да и в «довесок» к немецкой жене он автоматом получит толпу надоедливых немецких родственников. А с австрийскими принцессами препятствием была католическая вера.

Эрнст Гюнтер в юности:


Эрнст Гюнтер решил совершить «тур кавалера» по Англии, где проживал его родной дядя. И по мнению Эрнста Гюнтера, порядком уставшего от постоянного контроля зятя Вильгельма, уж дядя-то наверняка свободен от влияния берлинского двора. Целью поездки было якобы просто путешествие и знакомство с другой страной. Но реальной целью герцога было присмотреть себе невесту среди «дочерей Англии», и он попросил дядю намекнуть на подходяшие кандидатуры.

Одно время английская сторона предлагала кандидатуру Марии Текской (Мей), как возможную невесту для Эрнста Гюнтера. Но герцог, преисполненный чувства своего высокого происхождения, не считал Марию себе ровней. Да и в Берлине Вильгельм с Доной были в ужасе от такого варианта. Особенно Дона была оскорблена: «Мой брат даже в самом страшном сне не допустит мысли о таком мезальянсе!» У Марии с точки зрения берлинского двора был большой изъян: ее отец происходил из морганатического брака.

Мария Текская:


Как мы уже знаем, Мария Текская была рождена для чего-то куда более значимого, чем быть супругой правителя небольшого немецкого герцогства. Ей сделал предложение сам наследник британского престола Альберт Виктор (Эдди)! Когда Вильгельм узнал о помолвке, он с лицемерной радостью поздравил родственников в Лондоне: «Какая прекрасная новость! Эдди помолвлен! Он просто счастливчик. Трудно найти более очаровательную и совершенную принцессу. Я видел ее в прошлом году и, должен признаться, она мне очень понравилась.» После внезапной смерти Эдди накануне свадьбы Мария Текская вышла за его младшего брата и в 1910 году стала королевой-консортом самой большой империи в мировой истории.

И не только берлинский двор считал этот брак мезальянсом...Кардинал Густав фон Гогенлоэ-Шиллингсфюрст (брат знаменитого райхсканцлера) писал из Ватикана: „Уму непостижимо, что Ее Величество согласилась на этот союз!» Иронически он говорил своему кузену: «Хоть бы итальянский кронпринц поскорее женился на младшей сестре императрицы, а то найдется еще одна такая «принчипесса Мей» (и она нашлась в лице одной черногорской принцессы, но это другая история).

Также берлинский двор посчитал мезальянсом брак принцессы Беатрис (младшей дочери королевы Виктории) с немецким принцем Баттенбергом.

Вильгельм лично перечеркнул мечты Эрнста Гюнтера жениться на английской аристократке. Об этом молодой герцог горько жаловался в письме дяде.

К неудовольствию Вильгельма летом 1893 года в Париже Эрнст Гюнтер сделал предложение 27-летней вдове Летиции герцогине Аоста, урожденной принцессе Бонапарт. В последний момент по распоряжению Берлина немецкий посол во Франции граф Мюнстер сумел расстроить помолвку.

Герцогиня Аоста (1866-1926):


Спустя год герцог попробовал счастья с привлекательной принцессой Еленой Орлеанской, у которой за плечами был неудавшийся роман с английским наследником. И снова немецкие дипломаты получили из берлинского МИДа задание воспрепятствовать развитию этих отношений. Барон фон Ойленбург поведал своей матери о развитии событий: «Ее Величество постоянно в слезах. Она ни при каких условиях не хочет брату этой партии и подозревает, что за этой интригой стоит орлеанское семейство». Другому дипломату барон написал: «Бедная императрица в своем божественном серебряном салоне в стиле рококо, рыдая, поведала мне, что ее брат ведет себя как молодой самец весной. А Его Величество распорядился намекнуть орлеанским на невыполнимость их плана. Чувствую, грядет семейный скандал...»

Елена Орлеанская:


В возможном браке между Еленой Орлеанской и герцогом Эрнстом Гюнтером Берлин видел «неслыханную угрозу» для Германии. Герцог после свадьбы наверняка станет «воском в руках тщеславной и коварной француженки». «Непредвиденная опасность — непредвиденное зло». Во-первых семья Орлеанских — ревностные католики, и они станут в Берлине центром антинемецкой антипротестантской ультраклерикальной общественной жизни.
Во-вторых, Елена наверняка будет шпионить в пользу своей семьи. «С ней мы впустим в наши стены троянского коня! Сколько она может узнать, замыслить, затеять, предать, предотвратить! Сколько наших слабых сторон она может выдать злейшему врагу!»

В-третьих, орлеанцы по своей натуре являлись «закоренелыми французами», а брак с членом семьи Гогенцоллернов будет «работать» на укрепление их авторитета и влияния во Франции. И случись там очередная революция со сменой правящей династии, для Германии не может быть ничего хуже, чем король из орлеанской ветви. Поэтому с политической точки зрения для Германии выгоднее всего, чтобы Франция оставалась республикой.

Елена Орлеанская была несмотря на свое безупречное королевское происхождение не для всех монарших семей желанной невестой. Этот был случай, когда вместе с браком можно было нажить политические проблемы с непредвиденными последствиями.


Эрнст Гюнтер был поставлен перед условием: если вдруг он осмелится жениться на Елене без одобрения Вильгельма, то тот не позволит супругам жить в Пруссии и (особенно!) в Шлезвиг-Гольштайне. Потому что живущая по соседству в Дании ее кузина, "интриганка и католичка" Мария Орлеанская, вышедшая в 1885 года за Вальдемара Датского, наверняка будет подстрекать принцессу к «подкладыванию в Берлине мин в пользу Франции».

В общем этот брак следовало предотвратить любой ценой! Однако при всей решительности запрет на брак следовало выразить очень осторожно, чтобы не настроить против себя датчан, а заодно и их петербургского родственника Александра Третьего.

Посредником для переговоров с орлеанцами выбрали принца Кристиана Датского, зятя королевы Виктории. Ему удалось удачно без лишних сандалов разрешить ситуацию в пользу берлинского двора.

А Эрнсту Гюнтеру пришлось снова заняться поисками невесты. Его бросало из одной крайности в другую...Он нажил себе плохую репутацию среди немецкой высшей аристократии.

Император Вильгельм II с супругой Августой Викторией:


В начале 1896 молодой герцог снова вывел из себя императорскую пару... Он выразил намерение жениться на 18-летней Йоганне фон Шпитцемберг, дочери известной берлинской салонной дамы Хильдегард баронессы фон Шпитцемберг и племянницы прусского посланника в Вюртемберге барона фон Варнбюллера. Фото Йоганны я не нашла. Причем сама девушка была совсем не в восторге от герцога и не хотела за него замуж. Но, вероятно, на нее оказывала давление энергичная и влиятельная мать, которая держала политический(!) салон и была в приятельских отношениях с Бисмарком. Амбициозной мамаше очень хотелось в зятья главу одного из самых старых немецких родов. А для Эрнста Гюнтера это был мезальянс.

В мае во время выезда на охоту в имении Примкенау между Вильгельмом и Эрнст Гюнтером вспыхнула ссора. Император заявил Герцог имеет право жениться на ком угодно, но ему следует зарубить себе на носу, что в случае неравнородного брака его с супругой никогда не примут при дворе. Кроме того он своим необдуманным поступком лишит сестру-императрицу визитов в родное Примкенау, где она выросла, потому что Ее Величество не пожелает там встретиться с неравнородной невесткой.

1860. Примкенау (ныне Пшемкув в Польше):


Лишь через полгода уговоров со стороны дипломатов Эрнст Гюнтер объявил семье девушки, что он передумал, и что император "нашел для него другую невесту". Нельзя сказать, что Йоганна расстроилась. И дядя девушки вздохнул облегченно: этот брак мог стоить ему карьеры. Йоганна позже вышла замуж за немецкого барона-дипломата.

Этой «другой» невестой была Анна фон Гёртц, старшая дочь графа Эмиля фон Гёртца, друга юности императора Вильгельма и чиновника при гессенском дворе. Нетипичная деталь для аристократа того времени: граф Эмиль закончил Академию Искусств в Мюнхене и увлекался скульптурой.

Вот фото шестерых детей графа Эмиля фон Гёртца. Анна в центре, но я не уверена в этом полностью. Другой источник говорит, что она на фото на первом плане:


Но из этой затеи ничего не вышло, хотя сам Вильгельм благоволил этому браку. Может, Анна не понравилась переборчивому Эрнсту Гюнтеру? Она позже вышла замуж за некоего Патрика МакСуини.

Брачная эпопея любвеобильного герцога завершилась в августе 1898 года, кода 35-летний Эрнс Гюнтер повел под венец 17-летнюю принцессу Доротею (Дору), из католической австрийской ветви династии Саксен-Кобург-Гота. Вспомним, что сначала «австрийки» не подходили ему из-за веры.

Доротея Саксен-Кобург-Гота (1881—1967)


Младший брат Вильгельма принц Генрих писал из Владивостока: «Как я рад, что мама не присутствовала на этой свадьбе шута с ребенком.»

Юная невеста была хотя из равнородной и очень состоятельной, но «проблемной» семьи. Ее мать бельгийская принцесса Луиза была одна из самых скандальных принцесс своего времени. В возрасте 37 лет она завела себе любовника - офицера австрийской армии, особо не скрывала этой связи, а потом просто сбежала с ним. Любовники колесили по всей Европе, жили на широкую ногу, тратили деньги рогатого мужа и подделывали векселя и чеки.
Помолвка Эрнста Гюнтера с Доротеей почти совпала по дате с дуэлью тестя с любовником жены (тесть был ранен). А незадолго до свадьбы тещу схватили в Хорватии, привезли в Вену и поместили в психиатрическую лечебницу. Вот такая вот семейка была у невесты.

Молодожены:


Брак оказался неудачным. После 22 лет бездетного брака пара усыновила двух племянников. Доротея и в браке осталась католичкой. В 1916 году трагически погиб ее единственный брат, поэтому после смерти отца огромное состояние семьи перешло родственнику. Но Доротея до конца жизни получала щедрое содержание.

Эрнст Гюнтер умер в возрасте 58 лет. Его жена намного пережила его и умерла в глубокой старости в 1967 году.

Источник: второй том биографии Вильгельма II, автор John C. G. Röhl, 2001 и Интернет.

П.С. Я с декабря начала работать в одном из учреждений культуры Вены, имеющим отношение к Габсбургам. Времени на блог стало меньше. На вопрос, буду ли что-то писать о своей работе, отвечаю сразу "нет". Кому нужен экскурсовод по Вене, пишите в личку или используйте мой номер мобильного (см на первой странице блога).

Список моих статей здесь.

Tags: Британия, Германия, Кобурги, богатые тоже плачут, браки монархов, немецкие династии, немецкие правящие династии
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments