joeck_12 (joeck_12) wrote,
joeck_12
joeck_12

Categories:

Заживо замурованная монахиня.

Одним из самых жестоких казней в человеческой истории было замуровывание живьем. Весталок Древнего Рима за нарушение клятвы о соблюдение девственности замуровывали.

Позже этот вид казни стали применять к женщинам, нарушившим супружескую верность или убившим своего ребенка. Приговоренного человека (обычно в положении стоя) замуровывали в узкой нише, где он задыхался без доступа воздуха. Чтобы ужесточить казнь, оставляли небольшое отверстие, чтобы приговоренный медленно умирал от голода и жажды.

Встречаются свидетельства, что этот метод казни применялся к монахиням, нарушивших обет целомудрия или монахам и монахиням, пытавшихся сбежать из монастыря. Можно представить, чем рисковала монахиня Катарина фон Бора, будущая жена Мартина Лютера, сбегая из монастыря.



Подобная история случилась в начале XIV века в Вене…



У венского патриция Альбрехта Пиппингера было все, что можно желать — деньги, влияние. Он владел несколькими домами и лавками в городе. И даже имя у него было громкое — улица, на которой он жил, называлась Пиппингергассе (ныне Аннагассе) — по имени его знатного предка. Но его ненасытное честолюбие тем не менее не давало ему покоя. Заветная должность бургомистра Вены оставалась недосягаемой для властолюбивого Пиппингера.

С тех пор, как в 1319 году отцы города избрали бургомистром его друга юности Отто Вюльфляйнсторфера, Пиппингер находился вне себя от злобы и зависти. Он порвал отношения с бывшим другом, а также запретил своим детям Фридриху и Анне видеться с детьми бургомистра.

Вена в средние века:


Дело осложнялось тем, что Анна Пиппингер и сын бургомистра Випрехт были влюблены друг в друга, а их отцы давно договорились поженить детей. Но теперь все это не имело силы. Старик Пиппингер расторг помолвку и строго-настрого приказал дочери забыть про молодого Вюльфляйнсторфера.

Брат Анны Фридрих сочувствовал влюбленным и помогали устраивать их тайные встречи у Каринтских ворот крепостной стены города. Анна и Випрехт надеялись на лучшее...

Однажды бургомистр Вюльфляйнсторфер пришел к старому другу Пиппингеру и предложил ради счастья детей забыть обиды. Тот вскочил и, не помня себя от злобы и ненависти, вскричал: «Да я скорее отправлю свою дочь в монастырь, чем отдам ее твоему сыну! Я скорее предпочту увидеть моего единственного сына, мою надежду и свет моей жизни, мертвым у своих ног, чем отдам дочь в твой дом!»
Видя тщетность своей затеи, бургомистр бросил: «Я ухожу, но не дай Бог твои слова сбудутся! Я не желаю тебе такого!»

Через несколько дней отец отправил Анну в монастырь Св.Агнессы. Он пожертвовал монастырю круглую сумму, чтобы дочь, минуя "стадию" послушницы, была побыстрее посвящена в монахини.

Монастырь Св.Агнессы (слева на картинке) находился прямо в Вене на месте нынешней Химмельфортгассе и до наших дней не сохранился:


Однако Анна, теперь монахиня по принуждению, не смирилась со своей участью. В один из редких визитов брат Фридрих сунул ей в руку шелковый шнур и поинтересовался, где находится окно ее кельи. Он также передал ей, что Випрехт не намерен отступать.



В условленные часы Випрехт приходил к стене монастыря, складывал ладони у рта ладони и имитировал воркование перепела. Анна выбрасывала из окна шнур, Випрехт привязывал к нему веревочную лестницу и взбирался по ней в келью Анны.



Несколько месяцев встречи влюбленных оставались незамеченными. Но одной дождливой ночью Випрехт забыл поднять лестницу в келью, и ее обнаружила делавшая ночной наружный обход сестра Беатрис — старая мегера, которую ненавидели и которой боялись все сестры. Она вернулась в монастырь, одолеваемая любопытством, прокралась на цыпочках к келье Анны и, приложив ухо к двери, стала свидетельницей запретных греховных речей...И самое страшное - мужской голос пообещал Анне, что завтра он устроит ее побег из стен монастыря.

Злорадствуя, сестра Беатрис доложила о готовящемся плане настоятельницые монастыря. Та поспешила известить старика Пиппингера о позоре, которому его подвергла дочь, а заодно о наказании, которое она заслужила...За нарушение обета целомудрия монахиню принято было подвергать замуровыванию живьем. Разъяренный Пиппингер согласился — для него его дочь уже умерла.



А Випрехт тем временем нашел крытую повозку и договорился с Фридрихом Пиппингером, что тот будет поджидать влюбленных у городских ворот, откуда влюбленные вдвоем направятся на юг и где-нибудь в чужих краях начнут новую жизнь.

А тем временем драма набирала обороты...В полночь Анна услышала под окном голос перепела, спустила вниз лестницу и уже стояла в проеме окна в мужском платье, ожидая Випрехта...И тут дверь в келью распахнулась, и в нее ворвались настоятельница, сестра Беатрис и отец Пиппингер. Монахини схватили Анну, а старик бросился к окну и одним махом перерезал веревку. Мужская фигура в скрытом капюшоном лице изо всех сил пыталась удержаться ногами за камни наружного фасада. Озверевший от мести старик наносил один за другим удары ножом по пальцам пришельца, судорожно цеплявшимися за подоконник...Затем раздался пронзительный крик и звук упавшего на камни тела. И наступила тишина…



Анна потеряла сознание. Ее принесли в трапезную и привязали к лавке. Когда она открыла глаза, увидела перед собой настоятельницу, двенадцать сестер и отца, сидящих за столом, покрытым черной тканью. Ей зачитали варварский приговор, повели вниз в монастырское подземелье, где около ниши в стене уже были заготовлены кирпичи, раствор и кельма, и приступили к выполнению страшной процедуры… Две сестры, поддерживая Анну с обеих сторон, заковали ее руки в два железных кольца, вбитых в стенах ниши. Затем камень за камнем стали воздвигать плотную стену, тщательно следя, чтобы не оставалось ни единой щели….

Пиппингер вышел за ворота, полностью удовлетворенный местью… У стены монастыря он бросил взгляд на мужской труп, лежавший вниз лицом на каменной мостовой. Ногой старик перевернул его и всмотрелся в залитое кровью юное лицо с остекленевшими открытыми глазами. И тут у Пиппингера перехватило дыхание, а его сердце пронзила нестерпимая боль — в мертвом он узнал своего единственного любимого сына, которого он убил своими руками.

П.С. История эта рассказана в 19-м веке писателем Морицем Берманном. Она основана на реальных событиях, а детали придуманы. Кто не понял концовку: Випрехт и Фридрих в последний момент решили поменяться ролями, и Випрехт выжил, оставшись в повозке.



Известно, что замуровывания живьем, пусть и не слишком часто, но практиковались в прежние века. Иногда как казнь (как в этом случае), иногда пожизненно (как наказание) или даже...добровольно (отшельники).

Особенно в связи с монастырями встречаются такие истории. Вспомним узников монастырских подземелий в Вене. Время от времени при перестройке монастырей находили замурованные человеческие скелеты в положении стоя. Такая находка была сделана в монастыре Маульбронн в Баден-Вюртемберге, а также в монастыре миноритов в Филлахе.

Эта находка сделана археологами в древних стенах Винер-Нойштадта:


В 1662 году в ломбардском городе Лоди некая монахиня Антония за "прелюбодеяние" была приговорена к пожизненному замуровыванию на хлебе и воде.


В России слухи о замурованных узниках ходили о Соловецком монастыре. А архиепископ Феодосий в 1725 был замурован в келье Николо-Корельского монастыря.

А в азиатских странах вплоть до 20-го века сущестовала казнь, когда в качестве казни запирали в тесный ящик. Тоже своего рода замуровывание. Вот вполне реальная человеческая трагедия на фотографии из Монголии начала 20-го века:


Это фото из уникального проекта Альберта Кана с цветными фото методом автохрома.

Список моих статей здесь. В том списке не все статьи, потому что там нет места. Так что смотрите по меткам.
Tags: Австрия, былые времена, венские истории, средние века, ужасы прошлых веков
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments